Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Тихие выборы маленьких людей

Тихие выборы маленьких людей

С 4 по 24 августа в Казахстане проходит кампания по выборам акимов 2440 городов районного значения, сельских округов, поселков и сел. По части апатичной реакции со стороны общества она вполне может конкурировать с июньскими «незаметными» выборами в сенат. Между тем, в свое время выборы сельских акимов позиционировались как смелый шаг на пути демократизации: предполагалась, что, «потренировавшись» на выборах глав администраций низового уровня, Казахстан в обозримом будущем перейдет к выборам акимов более значимых административных единиц. Однако этап эксперимента сильно затянулся – даже предложение ввести прямые выборы сельских акимов, озвученные главой партии «Ак жол» Азатом Перуашевым, осталось неучтенным при внесении недавних, июльских, поправок в законодательство, регулирующее местное самоуправление.

Очевидно, что незаметность выборов местной исполнительной власти низового уровня связана именно с тем, что проводятся они путем косвенного голосования. Сельских акимов сегодня избирают районные маслихаты по представлению акимов районов после консультаций с местным сообществом. Разумеется, при таком раскладе куда больше шансов попасться на глаза акиму у районных аппаратчиков, которые, вероятнее всего, плохо знают нужды сельчан и не имеют опыта работы «на земле», чем у сельских активистов и неформальных лидеров местных сообществ.

Известный казахстанский общественный деятель, депутат Мажилиса IV и V созывов Айгуль Соловьева поддерживают идею Азата Перуашева относительно прямых выборов сельских акимов.

«Полагаю, что акимы, избранные населением напрямую, будут лучше ориентироваться в местных проблемах, будут более мотивированы удовлетворять потребности местных жителей. Нередко в связи с прямыми выборами сельских акимов говорят о том, что население не готово, что оно недостаточно сознательно. Но если взглянуть на вопрос с точки зрения здравого смысла, то очевидно, что только сами сельчане могут знать, что следует построить на селе сначала: проселочную дорогу, водокачку, или лучше сперва заняться благоустройством улиц. Потому что они здесь живут. Никакой гений из районного центра, из области, тем более из Астаны не сможет решить это за них», - поясняет общественница.

В то же время Соловьева делает небольшую ремарку, связанную с тем, что необходимо реально оценивать возможности и ресурсы «выдвиженцев из народа»:

«У меня есть одно мое личное наблюдение. Акимы, при выдвижении которых решающее значение имело мнение местных жителей, а не «представление акима» пользуются популярностью у населения, но не владеют аппаратными процедурами. Это негативно сказывается на эффективности их работы. Например, пообещал такой аким местным жителям что-то сделать, а заявку в соответствие со всеми бюрократическими процедурами оформить не может. В результате обещание остается невыполненным», - констатирует Соловьева.

Член Совета по устойчивому развитию Астаны и Астанинской агломерации Ержан Багдатов также считает, что отсутствие опыта аппаратной работы может стать главным минусом акима, избираемого населением напрямую из числа пользующихся авторитетом и уважением местных жителей.

«Специфика работы глав администрации сельского округа состоит в том, что быть «хорошим человеком» или, что гораздо хуже, популистом для этой должности явно недостаточно. Откровенно говоря, районному акиму не с руки назначать «своих людей» в села, потому что проблем там сейчас очень много. Тот уровень ответственности, который возлагается сегодня на сельского акима, просто несоизмерим с теми ресурсами, которыми он располагает. На селе, как правило, много нерешенных насущных вопросов, тогда как денег в районном бюджете нет, не выделяется и не предвидится. Сельский аким – это, по сути, человек, который жертвует свою жизнь на алтарь общественных интересов. В своем сельском округе он и полицейский, отвечающий за общественный порядок, и соцработник, несущий ответственность за социальное самочувствие населения, и чеэсник, борющийся с паводками и пожарами», - поясняет Багдатов.

В том, что сельских акимов избирают районные маслихаты по представлению глав районных администраций, по мнению эксперта, есть очевидная логика:

«Вопрос эффективности сельского акима зачастую упирается в ресурсы, как правило, довольно ограниченные. Приходится признать, что без прямого участия районных властей добиться улучшения ситуации на селе очень трудно. Очевидно, что сельский аким должен уметь работать в связке с главой района, с районным законодательным собранием (маслихатом – Прим. ред.), чтобы продвигать интересы своего населенного пункта на районном уровне. И уж точно он не должен вступать с ними в противоречие и конфликты. В связи с этим вполне логично, почему именно районные власти избирают глав сельских администраций. Здесь мы видим пример «ручного управления» процессами на местном уровне. Кому как не районному акиму и маслихату знать наиболее эффективных бизнесменов, фермеров, управленцев, способных справиться с обязанностями, возлагаемыми на акима?», - говорит Багдатов.

В то же время последние поправки в законодательством местном государственном и самоуправлении призваны снизить эту критическую зависимость сельских акимов от районного начальства. Как напоминает Айгуль Соловьева, благодаря последним изменениям сельским администрациям были переданы сборы по шести видам налогов, в том числе таким достаточно весомым, как налоги юридических лиц, работающих на территории сельского округа – как правило, речь идет о фермерских хозяйствах – и девятнадцать бюджетных программ. Кроме того, закон предусматривает передачу сельским администрациям части коммунальной собственности.

«Последние поправки не только передают сельским акимам ресурсы и финансовые программы, но и призваны усилить аппарат на селе, в частности, предусмотрено его обучение. Таким образом. чтобы обещания избранного акима не выглядели декларативными, ему даются и финансовые и административные ресурсы», - подчеркивает общественница.

В то же время очевидно, что вольницу сельским акимам никто предоставлять не спешит, сдерживая местных пассионариев механизмами косвенного избирательного права. Айгуль Соловьева указывает на то, что, согласно Концепции развития местного самоуправления, переход от косвенных к прямым выборам должен был состояться еще в 2016 году. Однако, как это часто бывает, промежуточный этап затянулся и переход был отложен еще на четыре года – до 2020 года.

Вероятнее всего, этот перенос сроков связан с желанием удержать контроль за ситуацией даже на низовом уровне. И речь идет, конечно, не о желании районных акимов сформировать лояльный актив, а о ясных сигналах из центра – по-прежнему доминирующее представление о сильной управленческой вертикали органически не приемлет внедрения процедур самоуправления даже в самом основании пирамиды власти.


Теги: Казахстан, выборы, сельские акимы

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение